Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Социальное обеспечение - Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц 2021

Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц 2021

Правовые презумпции при привлечении к субсидиарной ответственности


Презумпция играют огромную роль при распределении бремени доказывания и при определении, какие признаки необходимо доказывать заявителю, а какие должен доказывать ответчик. О.С. Иоффе писал, что

«презумпция возлагает на сторону бремя доказывания именно тех обстоятельств, которые ей в первую очередь могут быть известны»

.В о банкротстве предусмотрен ряд правовых презумпций относительно статуса контролирующего должника лица (ст.

61.10), привлечения к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11), за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст.

61.12).Презумпции облегчают процесс доказывания заявителем обстоятельств, входящих в предмет доказывания по основаниям привлечения к субсидиарной ответственности.Согласно ФНС России от 16.08.2017 N СА-4-18/[email protected]

«О применении налоговыми органами положений Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ»

все презумпции, предусмотренные Закона о банкротстве, предназначены для облегчения доказывания одного основания привлечения к субсидиарной ответственности, то есть для прямого вывода о том, что именно действия (бездействие) КДЛ повлекли невозможность полного погашения требований кредиторов.Однако, данные правовые презумпции появились не так давно. Заявителям было крайне тяжело доказать всю совокупность обстоятельств, входящих в предмет доказывания по общегражданской ответственности, а именно:

  1. размер субсидиарной ответственности;
  2. вина.
  3. негативные последствия;
  4. статус контролирующего должника лица у ответчика;
  5. причинно-следственная связь действия/бездействия КДЛ с этими последствиями;

Только от 28.06.2013 N 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» были внесены правовые презумпции в Закона о банкротстве в следующей формулировке:Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона;документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.Данной редакцией закона были введены презумпции причинной связи между деянием контролирующих лиц и банкротством должника, а также вины контролирующего должника лица. Следовательно, бремя опровержения наличия причинно-следственной связи и вины стало возлагаться на привлекаемое лицо.В предшествующих редакциях о банкротстве была сформулирована норма о привлечении к субсидиарной ответственности при доказанности заявителем факта вины и причинно-следственной связи.

Процент удовлетворительных решений был крайне низок, ввиду сложности доказывания заявителем всей совокупности обстоятельств.Установленные презумпции являются опровержимыми, что означает следующее: при обращении в суд с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности в порядке Закона о банкротстве указанные обстоятельства не должны доказываться конкурсным управляющим/кредитором (они предполагаются), но они могут быть опровергнуты соответствующими доказательствами и обоснованиями ответчиком, то есть тем лицом, которое привлекается к субсидиарной ответственности.Таким образом, о банкротстве однозначно указывает на то, что в случае совершения сделок, причинивших вред кредиторам / непередаче документов вина контролирующего лица и причинно-следственная связь презюмируется. Аналогичная ответственность контролирующего должника лица была установлена редакцией ФЗ от 29.07.2017 N 266-ФЗ (, Закона о банкротстве).

Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 №53

«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»

при доказанности обстоятельств, составляющих основания опровержимых презумпций доведения до банкротства, закрепленные в Закона о банкротстве, предполагается, что именно действия (бездействие) контролирующего лица явились необходимой причиной объективного банкротства.Презумпция в отношении статуса контролирующего должника лица была введена только законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ.До 29.07.2017 г. в Закона о банкротстве был определён термин «контролирующее должника лицо», перечислены частные случаи, в которых контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника.Согласно Закона о банкротстве в редакции от 29.07.2017 г.

пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо:1) являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;2) имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;3) извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в ГК РФ. Опровержение наличия статуса контролирующего должника лица возлагается на ответчика по делу.

Интересно обратить внимание на пп.2 нормы где указано, что презумпция в отношении обществ с ограниченной ответственности применяется при обладании 50 и более процентами.

Однако, в судебной практике суды применяют данному презумпцию и к учредителям с долей равной 50%. Правовые презумпции были введены законодателем для упрощения доказывания заявителем оснований привлечения к субсидиарной ответственности.

В целях сохранения баланса интересов сторон вводимые законодателем правовые презумпции постоянно развиваются и видоизменяются.

Нормативно-правовые акты:

  • ФНС России от 16.08.2017 N СА-4-18/[email protected] «О применении налоговыми органами положений Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ».
  • » Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018, с изм. от 03.07.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.06.2019);
  • от 28.06.2013 N 134-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» (с изм. и доп., вступ. в силу с 28.01.2018);
  • от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 03.07.2019) «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.07.2019);
  • от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и «;

Список используемой литературы:

  • Пирогова Е.С. Критерии установления причинно-следственной связи в составе оснований субсидиарной ответственности контролирующего лица за доведение должника до банкротства // Гражданское право. 2017. N 2. С. 33 – 37;
  • Горбашев И.В.

    О некоторых материально-правовых аспектах привлечения к субсидиарной ответственности в разъяснениях ВС РФ // Вестник гражданского права. 2018. N 4. С. 154 – 202;

  • Иоффе О.С.
    Ответственность по советскому гражданскому праву.

    Л., 1955;

  • Покровский С.С.
    Эволюция и проблемы правового регулирования гражданской ответственности за банкротство // Закон.
    2018. N 7. С. 40 – 49.

Иоффе О.С.

Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 03.07.2019) «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм.

и доп., вступ. в силу с 03.07.2019);

Статья 61.14.

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

Подготовлена редакция документа с изменениями, не вступившими в силу (введена Федеральным от 29.07.2017 N 266-ФЗ) 1.

Правом на подачу заявления о привлечении к ответственности по основаниям, предусмотренным и настоящего Федерального закона, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, от имени должника обладают арбитражный управляющий по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, конкурсные кредиторы, представитель работников должника, работники или бывшие работники должника, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченные органы.2.

Правом на подачу заявления о привлечении к ответственности по основаниям, предусмотренным и настоящего Федерального закона, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, от имени должника обладают арбитражный управляющий по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, конкурсные кредиторы, представитель работников должника, работники или бывшие работники должника, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченные органы.2. Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному настоящего Федерального закона, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, обладают конкурсные кредиторы, представитель работников должника, работники либо бывшие работники должника или уполномоченные органы, обязательства перед которыми предусмотрены настоящего Федерального закона, либо арбитражный управляющий по своей инициативе от имени должника в интересах указанных лиц.3.

Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному настоящего Федерального закона, после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, обладают кредиторы по текущим обязательствам, кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов, и кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявитель по делу о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве по указанному ранее основанию до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве, либо уполномоченный орган в случае возвращения заявления о признании должника банкротом.4. Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному настоящего Федерального закона, после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, или возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом обладают конкурсные кредиторы, работники либо бывшие работники должника или уполномоченные органы, обязательства перед которыми предусмотрены настоящего Федерального закона.5.

Заявление о привлечении к ответственности по основаниям, предусмотренным настоящей главой, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.В случае пропуска срока на подачу заявления по уважительной причине он может быть восстановлен арбитражным судом, если не истекло два года с момента окончания срока, указанного в настоящего пункта.6.

Заявление о привлечении к ответственности по основаниям, предусмотренным настоящей главой, может быть подано также не позднее трех лет со дня завершения конкурсного производства в случае, если лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующего основания для привлечения к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства, но не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности, если аналогичное требование по тем же основаниям и к тем же лицам не было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве.В случае пропуска срока на подачу заявления по уважительной причине он может быть восстановлен арбитражным судом, если не истекло два года с момента окончания срока, указанного в настоящего пункта. Открыть полный текст документа

Привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности без процедуры банкротства организации

28 июня 2017 года вступили в силу изменения в от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) – ст.

3 дополнена п. 3.1, согласно которой контролирующие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за неисполнение обязательств ООО, исключенного из ЕГРЮЛ, если такие лица действовали недобросовестно или неразумно. Привлечение к субсидиарной ответственности в указанном случае осуществляется по заявлению кредитора.Указанные положения распространяются на контролирующих лиц ООО, указанных в Гражданского кодекса РФ, т. е.:- руководителя единоличного исполнительного органа (генерального директора);- членов коллегиальных органов управления (совета директоров, наблюдательного совета);- иных лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица и возможность давать указания, в т.

ч. учредителей (участников) общества.При этом, указанные положения об ООО не обуславливают привлечение к субсидиарной ответственности необходимостью введения в отношении ООО процедуры банкротства и ее последующего завершения/прекращения. Следовательно, рассматриваемый вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности напрямую не регулируется положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Условия привлечения к субсидиарной ответственности Порядок привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО регулируется положениями Гражданского кодекса РФ, согласно п. 1 которой принципом субсидиарной ответственности является ее дополнительный характер.

Привлечение к субсидиарной ответственности возможно лишь при отказе основного должника удовлетворить требования кредитора либо при неполучении кредитором удовлетворения в разумный срок.В силу прямого указания Закона об ООО, последствия исключения ООО из ЕГРЮЛ приравнены к последствиям отказа основного должника от исполнения обязательства.

Следовательно, сам факт исключения из ЕГРЮЛ влечет возникновение у кредитора права на предъявление требования к лицу, несущему субсидиарную ответственность.Таким образом, условиями привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО, согласно Закона об ООО, являются следующие:1) наличие у кредитора неисполненных требований к ООО (основному должнику);2) исключение ООО из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа;3) неразумность или недобросовестность действий контролирующих лиц ООО;4) причинно-следственная связь между действиями контролирующих лиц и наступлением неисполнением требований (наступлением убытков) кредитора.При наличии совокупности указанных условий контролирующие лица ООО могут быть привлечены к субсидиарной ответственности.

Отрицательная судебная практика по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности В настоящее время формируется судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лицо ООО, исключенного из ЕГРЮЛ.

При этом практика судов даже на уровне кассационной инстанции довольно противоречива.

В следующих случаях кредиторам может быть отказано в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

1. Бездействие кредитора – непринятие мер по принудительному исполнению судебного акта (в т. ч. путем возбуждения дела о банкротстве должника), отсутствие возражений относительно предстоящего исключения из ЕГРЮЛ и последующее необжалование такого исключения могут повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.Так, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 № Ф03-1437/2019 по делу № А73-14144/2018 отказано в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и одновременно учредителя общества. Мотивом такого отказа судов по существу являлось бездействие кредитора, который не обращался за принудительным исполнением судебного акта, а также не заявил возражений относительно исключения общества из ЕГРЮЛ (исключение состоялось с третьей попытки, при первых двух кредитор заявил возражения).

При этом хозяйственная деятельность общества была фактически прекращена еще до взыскания с него задолженности. Суд посчитал, что причинно-следственная связь между действиями директора/участника и убытками кредитора в указанном случае отсутствует.В Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2019 № Ф07-8075/2019 по делу № А05-7712/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и участника общества к субсидиарной ответственности, суд указал на отсутствие доказательств невозможности исполнения обязательств, обусловленной недобросовестными или неразумными действиями контролирующего лица.
Суд посчитал, что причинно-следственная связь между действиями директора/участника и убытками кредитора в указанном случае отсутствует.В Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2019 № Ф07-8075/2019 по делу № А05-7712/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и участника общества к субсидиарной ответственности, суд указал на отсутствие доказательств невозможности исполнения обязательств, обусловленной недобросовестными или неразумными действиями контролирующего лица. При этом суд указал, что у кредитора имелась как возможность обратиться с заявлением о банкротстве должника, так и возможность заявить возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, которыми кредитор не воспользовался.

Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.05.2019 № Ф08-2884/2019 по делу № А53-23387/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и бывшего участника общества к субсидиарной ответственности, суд руководствовался тем, что кредитор не заявил возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, а впоследствии не обжаловал решение регистрирующего органа. Арбитражного суда Московского округа от 02.12.2019 № Ф05-20922/2019 по делу № А40-127041/2019 отказано в привлечении нескольких бывших директоров и одновременно бывших участников общества. Суд указал, что кредитор был вправе заявить возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, однако своим правом не воспользовался и избрал ненадлежащий способ защиты права.

Одновременно суд констатировал неприменимость положений о банкротстве к рассматриваемому спору.В от 08.08.2019 № Ф05-11788/2019 по делу № А40-118477/2018 Арбитражный суд Московского округа отменил решение и апелляционное постановление и отказал в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд указал, что кредитором не представлен судебный акт о взыскании задолженности с должника, подлежащий принудительному исполнению.

На этом основании суд указал на отсутствие у кредитора права на обращение в суд, сославшись на положения и Закона о банкротстве. Положения Закона об ООО суд посчитал неприменимыми, поскольку обстоятельства, влекущие субсидиарную ответственность, возникли до вступления в силу изменений в об ООО. 2. Недоказанность неразумности и/или недобросовестности действий контролирующих лиц должника (в т.

ч. при неопровержении кредитором презумпции добросовестности) может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности. Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.12.2019 № Ф07-15059/2019 по делу № А56-156716/2018 отказано в привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности.

Суд указал, что неисполнение руководителем юридического лица обязанности представлять отчетность само по себе не находится в причинно-следственной связи с неисполнением гражданско-правового обязательства перед кредитором, а также не является достаточным основанием для квалификации поведения лица, имеющего возможность определять действия юридического лица, как неразумного или недобросовестного.Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в от 18.06.2019 № Ф08-4353/2019 по делу № А63-6986/2018 посчитал недоказанным неразумность или недобросовестность действий бывшего директора общества, указав, что решение о ликвидации общества не принималось, ликвидационный баланс не составлялся и общество исключено из ЕГРЮЛ регистрирующим органом. В от 27.05.2019 № Ф07-4324/2019 по делу № А56-77064/2018 Арбитражного суда Северо-Западного округа отклонены доводы кредитора о том, что должник был обязан обратиться с заявлением о собственном банкротстве, что является недобросовестными действиями.

Суд указал, что обязательства кредитора возникли ранее даты возникновения у директора обязанности обратиться в суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом), в связи с чем привлечение директора к субсидиарной ответственности по указанному основанию невозможно.Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в от 11.07.2019 № Ф04-2984/2019 по делу № А75-12492/2018 отказал в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора и бывших участников общества. Суд сослался на недоказанность умысла указанных лиц, направленного на исключение общества из ЕГРЮЛ, а также презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений ( Гражданского кодекса РФ), которая не была опровергнута. Окружной суд также согласился с выводами апелляционного суда о том, что привлечение к субсидиарной ответственности со ссылкой на положения о банкротстве возможно лишь в отдельных случаях, предусмотренных о банкротстве.

3. Отсутствие причинно-следственной связи между действиями контролирующих лиц и убытками кредитора может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности. Арбитражного суда Московского округа от 24.04.2019 № Ф05-5127/2019 по делу № А40-204199/2018 отказано в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд указал на недоказанность возникновения невозможности погашения задолженности вследствие действий бывшего директора, а также тех обстоятельств, что при наличии достаточных денежных средств (имущества) руководитель общества уклонялся от погашения задолженности перед истцом, скрывал имущество должника и т.

д. Выводы суда в указанной части сводятся к отсутствию причинно-следственной связи. Также суд посчитал недоказанными обстоятельства, являющиеся в силу Закона о банкротстве основанием для обязательного обращения руководителя должника с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом). Кроме того, суд указал на отсутствие со стороны кредитора возражений относительно исключения должника из ЕГРЮЛ, а также необжалование кредитором такого исключения.

4. Недоказанность потенциальной возможности погашения задолженности должником может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.Арбитражный суд Уральского округа от 24.09.2019 № Ф09-6179/19 по делу № А60-73772/2018 отказал в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности.

Суд обосновал свои выводы тем, что руководителем решение о ликвидации общества не принималось, доказательств того, что при наличии у общества достаточных денежных средств он предпринимал действия по уклонению от погашения задолженности, скрывал имущество, выводил активы, не представлено.Арбитражный суд Московского округа в от 21.05.2019 № Ф05-6132/2019 по делу № А40-158888/2018 применил презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений ( Гражданского кодекса РФ), а также указал, что истцом не доказано, что действия ответчика могли привести к погашению задолженности.

Суд также прямо указал, что неисполнение обязанности по подаче заявления о признании банкротом общества не может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по его долгам перед третьими лицами, так как такое основание законом не предусмотрено. 5. Недоказанность уклонения от погашения задолженности перед кредитором, сокрытия имущества, вывода активов, и т.

д. может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.В от 17.07.2019 № Ф09-3349/19 по делу № А60-27247/2018 Арбитражной суд Уральского округа, отказывая в привлечении бывших директора и участников общества к субсидиарной ответственности, указал на недоказанность того, что при наличии достаточных денежных средств ответчики уклонялись от погашения задолженности перед истцом, скрывали имущество общества, выводили активы. Суд также сделал вывод, что наличие непогашенной задолженности само по себе не является бесспорным доказательством вины бывших директора и участников должника в неуплате долга, равно как свидетельствовать об их недобросовестном или неразумном поведении, повлекшем неуплату этого долга.

Положительная судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности Судебной практикой, в качестве оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, признаются следующие неразумные и/или недобросовестные действия контролирующих лиц. 1. Принятие обществом на себя обязательств с заведомой целью неисполнения.Так, Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.05.2019 № Ф02-887/2019 по делу № А33-16563/2018 удовлетворены требования о привлечении бывшего генерального директора и бывшего участника общества (доля участия – 55 %) к субсидиарной ответственности.

Суд установил, что общество систематически принимало на себя обязательства, которые заведомо не собиралось исполнять. При этом меры по обращению в суд с заявлением о признании общества банкротом не предпринимались. 2. Непринятие мер по погашению задолженности либо целенаправленный уход от ее погашения (в т.

ч. вывод активов общества).Арбитражный суд Уральского округа в от 05.12.2019 № Ф09-8539/19 по делу № А50-37422/2018 указал, что должником меры по погашению задолженности перед кредиторами не были приняты, несмотря на то, что бывшие руководители должника знали о наличии задолженности и имели достаточные для ее погашения активы.

Суд отметил, что неприменимость положений Закона об ООО (которые на момент возникновения обстоятельств, влекущих субсидиарную ответственность, не вступили в силу), не исключает применения общих положений о возмещении убытков (, Гражданского кодекса РФ) исходя из направленности материально-правового интереса истца.

Арбитражного суда Уральского округа от 23.07.2019 № Ф09-4555/19 по делу № А60-20369/2018 удовлетворены требования о привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности, поскольку имел место вывод активов (дебиторской задолженности) должника путем уступки, а полученные денежные средства не направлены на погашение задолженности перед кредитором. Суд признал, что действия директора должника не могут быть признаны разумными и добросовестными и находятся в причинно-следственной связи с убытками кредитора.

3. В исключительных случаях основанием для субсидиарной ответственности может признаваться фактическое прекращение деятельности с целью принудительного исключения общества из ЕГРЮЛ в обход обычных процедур – ликвидации или банкротства: непредоставление отчетности и отсутствие движения денежных средств по банковским счетам, передача бизнеса «номинальным» лицам (участникам и/или директору) и т. п.).Данное основание субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц является весьма спорным.

Действия (бездействие) контролирующих лиц, повлекшие фактическое прекращение деятельности общества и его исключение из ЕГРЮЛ, необязательно находятся в причинно-следственной связи с наступлением убытков кредитора, даже если они (действия) являются неразумными и/или недобросовестными. Арбитражного суда Поволжского округа от 31.07.2019 № Ф06-49820/2019 по делу № А65-27181/2018 бывший директор и бывший участник общества привлечены к субсидиарной ответственности. Удовлетворяя требования, суд установил, что контролирующие лица намеренно не представляли отчетность и закрыли банковские счета общества.

При этом, такие лица не могли не знать о необходимости представления отчетности, в связи с чем их действия относится либо к неразумным, либо к недобросовестным. Суд также указал, что если общество намерено прекратить деятельность, такое прекращение происходило бы через процедуру ликвидации с погашением имеющейся задолженности, а при недостаточности средств – через процедуру банкротства.В Арбитражного суда Поволжского округа от 26.11.2019 № Ф06-54270/2019 по делу № А55-32550/2018.

Суд указал, что действия контролирующих лиц должника, выразившихся в непредоставлении отчетности и отсутствии движения денежных средств по банковским счетам, противоречат основной цели деятельности коммерческой организации.Арбитражный суд Северо-Западного округа в от 05.11.2019 по делу № А21-15124/2018, удовлетворяя требования о привлечении бывшего руководителя и участника общества к субсидиарной ответственности, указал, что руководитель должника признается действующим неразумно и недобросовестно, если не обращается с заявлением о банкротстве должника, будучи осведомленным, что последний не в состоянии исполнить требования перед кредиторами. Должник вступил в процедуру ликвидации, о чем руководитель должника не мог не быть осведомлен, однако каких-либо действий по прекращению данной процедуры не принял. Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.10.2019 № Ф07-8998/2019 по делу № А05-13104/2018 бывший директор и участник общества привлечен к субсидиарной ответственности.

Удовлетворяя требования, суд указал, что доведение директором общества до состояния, когда оно не отвечает признакам действующего юридического лица, может свидетельствовать о намерении прекратить деятельность общества в обход установленной законодательством процедуре ликвидации (банкротства).

Действующая судебная практика исходит из того, что указанные обстоятельства нельзя признать нормальной деятельностью юридического лица, а действия директора противоречат основной цели деятельности коммерческой организации. Кроме того, неисполнение судебного акта может свидетельствовать о недобросовестном поведении директора.

Некоторые из указанных судебных дел попали в поле зрения Верховного суда РФ — № А65-27181/2018 и № А21-15124/2018.Определением Верховного суда РФ № 306-ЭС19-18285 от 30.01.2021 по делу № А65-27181/2018 отменены судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (по настоящее время не рассмотрено). Верховный суд РФ отметил, что само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств, не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с названной нормой.

Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) лиц, указанных в Гражданского кодекса РФ, привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически к доведению до банкротства. Однако указанные обстоятельства судами не исследовались.В рамках второго дела Верховный суд РФ поддержал ранее высказанную позицию о том, что само по себе исключение юридического лица из реестра не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Поскольку в рамках данного дела вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика судами не исследовался, Верховным судом РФ судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вопрос о привлечении контролирующих лиц общества к субсидиарной ответственности, безусловно, должен решаться в зависимости от квалификации действий таких лиц в качестве неразумных и/или недобросовестных, т.

е. на основании критериев, указанных в Закона об ООО.Действия контролирующих лиц, повлекшие фактическое прекращение деятельности и исключение общества из ЕГРЮЛ, могут являться неразумными и/или недобросовестными. Однако такие действия необязательно находятся в причинно-следственной связи с наступлением убытков кредитора и сами по себе не являются достаточным основанием для субсидиарной ответственности.Представляется верной позиция Верховного суда РФ, согласно которой обязательным условием привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности является совершение таких недобросовестных и/или неразумных действий, которые повлекли доведение общества до банкротства.Сомнительны также выводы судов об обязательном заявлении кредитором возражений относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ либо последующем обязательном обжаловании такого исключения. Выбор способа защиты права принадлежит кредитору, который вправе либо не допустить (отменить) исключение должника из ЕГРЮЛ и обратиться с заявлением о его банкротстве, либо, в случае исключения из ЕГРЮЛ, – обратиться впоследствии с иском о привлечении к субсидиарной ответственности.

В противном случае положения Закона об ООО о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ общества были бы лишены всякого смысла.Действия контролирующих должника лиц по уклонению от банкротства (неподаче заявления должника о его банкротстве) даже при отсутствии оснований для субсидиарной ответственности являются противоправным.

При подаче контролирующими лицами заявления о банкротстве должника, на таких лиц были бы возложены расходы на финансирование процедуры банкротства.

В случае если с заявлением о банкротстве должника обращается кредитор, указанные расходы возлагаются на него, а не контролирующих лиц, что влечет возникновение убытков кредитора. Следовательно, понесенные кредитором расходы на финансирование процедуры банкротства могут быть взысканы с контролирующих должника лиц в порядке возмещения убытков ( Гражданского кодекса РФ). Ссылка на оригинал:

​​​​​​​Привлечение к субсидиарной ответственности консультантов должников

Юридическим сообществом справедливо отмечено, что субсидиарная ответственность – это эффективный способ защиты имущественных интересов кредиторов должника.С момента внесения изменений в от 29.07.2017 N 266-ФЗ субъектный состав контролирующих должника лиц существенно увеличился.Таким образом, стало возможным привлекать к субсидиарной ответственности и иных лиц, имеющих право давать обязательные для исполнения должником указания или иным образом определять действия должника.Зачастую должник перед тем как инициировать в отношении себя процедуру банкротства обращается за консультациями в юридические компании для составления плана по выводу активов из предприятия, находящегося в предбанкротном состоянии, а также минимизации рисков, связанных с привлечением бенефициаров к субсидиарной ответственности.Однако большинство компаний не ограничивается простыми рекомендациями по совершению сделок, а предлагает широкий спектр услуг: подбор арбитражного управляющего, вывод денежных средств на подконтрольные организации, назначение номинального генерального директора.

Исследованиями юридических агентств подтверждается заинтересованность заказчика в комплексном подходе при решении его проблем.С учетом увеличения числа субъектов, привлекаемых к субсидиарной ответственности, возникают вопросы:1.

Каким рискам подвергаются юридические компании?2. Возможно ли привлечь к субсидиарной ответственности консультантов за оказание юридических услуг должнику?В статье представлен анализ действующего законодательства и актуальной судебной практики, с помощью которого можно попытаться найти ответы на указанные вопросы.С учетом экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, а также введения моратория на банкротство ряда организаций, можно предположить, что на российском рынке увеличится спрос на сопровождение процедуры несостоятельности, в том числе и со стороны должников, ввиду того, что многие представители предпринимательского сообщества захотят избавиться от нарастающих задолженностей с максимальной возможностью сохранения активов.Но что же делать в этой ситуации кредиторам? Есть ли прецеденты привлечения к субсидиарной ответственности компаний, оказывающих юридические услуги?

Эффективен ли данный инструмент защиты имущественных интересов кредиторов?Заслуживают особого внимания два судебных разбирательства, связанных с рассмотрением заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности юристов должников.

В обоих делах отсутствуют судебные акты, завершающие рассмотрение дела по существу, но за неимением другой уже сложившейся судебной практики позиции судов по указанным делам позволяют определить на какой стадии развития сейчас находится институт привлечения к субсидиарной ответственности юристов должников. *** 1. Дело № А41-28592/2017Привлечение к субсидиарной ответственности адвоката должника-индивидуального предпринимателя.В рамках данного дела со стороны финансового управляющего был инициирован спор о привлечении адвоката индивидуального предпринимателя к субсидиарной ответственности.Основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника явилось наличие двух дел в Пущинском городском суде Московского области (№ 2-107/2017, № 2-72/2017) о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейского суда об утверждении мировых соглашений, заключенных между гражданами и индивидуальным предпринимателем.Что в одном, что в другом деле по условиям мирового соглашения индивидуальный предприниматель (должник) должен был передать в аренду автомобили гражданам в счет погашения перед ними задолженности по договорам займа.

Таким образом, граждане пользовались автомобилями, которые в скором времени должны были попасть в конкурсную массу, а должник уменьшал перед ними размер задолженности по договорам займа в счет платы за аренду автомобилей.Важно, что утверждение мировых соглашений произошло в третейском суде Объединенного Коммерческого и Морского Арбитража, ныне уже несуществующем, спустя 2 месяца после обращения «независимого» кредитора в арбитражный суд с заявлением о приведении в исполнение решения иностранного суда. В последующем данное решение послужило основанием для признания должника несостоятельным (банкротом).Ввиду неисполнения условий мировых соглашений, в частности непередачи автомобилей, граждане обратились в суд за выдачей исполнительных листов, всего за 2 месяца до возбуждения дела о банкротстве. Однозначно можно сделать вывод, что данные мероприятия направлены на воспрепятствование деятельности финансового управляющего и затруднение формирования конкурсной массы должника.

Важно отметить, что представителем граждан, в пользу которых передавались автомобили, являлся адвокат индивидуального предпринимателя, который представлял интересы последнего в деле о банкротстве.

Подобная ситуация приводит к конфликту интересов между кредиторами и должником, что также противоречит .В течение трех месяцев после подачи заявления о привлечении адвоката индивидуального предпринимателя к субсидиарной ответственности стороны инициировали процедуру утверждения мирового соглашения, а еще через два месяца суд утвердил его и прекратил процедуру банкротства.Согласно условиям мирового соглашения, утвержденного в деле о банкротстве должника, кредитору передавались те самые автомобили, которые были переданы в аренду гражданам.

Подача заявления в обозначенных условиях могла бы повлечь за собой привлечение к субсидиарной ответственности, как следствие побудило должника договориться с кредитором в рамках дела о несостоятельности.Приведенный пример позволяет сделать вывод о том, что даже без рассмотрения обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности по существу, эффективность инструмента привлечения к субсидиарной ответственности консультантов с целью защиты имущественных интересов кредиторов более чем оправдана.

***2. Дело А41-78395/2016Привлечение к субсидиарной ответственности крупной юридической компании.По результатам анализа картотеки арбитражных дел был обнаружен спор о привлечении крупной юридической компании к субсидиарной ответственности в деле №А41-78395/2016.

Ранее юристы данной компании неоднократно представляли интересы должника в судебных процессах.Согласно информации из открытых источников, совокупный размер неудовлетворенных требований кредиторов составляет более 1 млрд руб.Спор о привлечении к субсидиарной ответственности рассматривается в суде первой инстанции уже 1 год .Дополнительно изучив дело, можно удостовериться, что конкурсным управляющим инициированы обособленные споры о признании сделок недействительными в отношении юридической компании либо в отношении организаций, аффилированных с юридической компанией.Конкурсным управляющим в процессе выполнения своих обязанностей выявлены подозрительные платежи должника в пользу других лиц на сумму, превышающую 500 млн руб., которые, по мнению конкурсного управляющего, являются частью схемы по выводу активов должника через подконтрольные организации на аффилированные с юридической компанией лица.Некоторые из компаний, получившие в совокупности более 100 млн руб., уже ликвидированы, что может говорить о «техническом характере» организаций. На аффилированность организаций с юридической компанией также указывает тот факт, что в рамках другого дела поручителем одной компании, в отношении которой должником совершены подозрительные платежи на сумму более 220 млн руб., являлся старший партнер юридической компании, возглавлявший практику по разрешению коммерческих споров, споров в сфере недвижимости и строительства.Помимо обстоятельств, указанных выше, должник передал дебиторскую задолженность на сумму более 2 млн евро к платежеспособному субподрядчику «технической» компании по договору цессии.

В дальнейшем «техническая» компания отказалась от части требований к субподрядчику, а оставшуюся часть задолженности субподрядчик заплатил «технической» компании. В настоящий момент конкурсным управляющим инициирован спор о признании договора цессии недействительным.В рамках еще одного спора должник заключил мировое соглашение с субподрядчиком, по условиям которого субподрядчик переводил денежные средства юридической компании уже напрямую.

На данный момент конкурсным управляющим оспорено определение об утверждении мирового соглашения, а платеж в пользу юридической компании признан недействительным в деле о банкротстве должника.Важно обратить внимание, что в момент образования признаков неплатежеспособности у должника меняются участник и директор.

Новым участником и директором становится аффилированное лицо, в чей период времени и осуществляются подозрительные сделки.Вышеизложенное свидетельствует, что должнику в результате совершения подозрительных платежей в пользу аффилированных с юридической компанией лиц, а также действий по прощению задолженности к платежеспособным контрагентам причинен существенный вред, что является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Но кто именно будет признан контролирующим лицом?

Будет ли инициаторами спора о субсидиарной ответственности доказано, что все эти сделки – часть общего плана по выводу активов, осуществленного консультантами должника?Ранее в другом деле Верховный суд РФ высказал позицию о том, что

«представление консультаций по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения в отдельности не свидетельствуют о наличии оснований для возложения на консультанта-бухгалтера ответственности за соучастие в доведении до банкротства»

, что, безусловно, по аналогии применимо и к юридической консультации.Однако в том же Определении Верховного суда РФ указано, что лицо является контролирующим и в силу того, если оно извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения генерального директора, что корреспондирует с абз.3 п. 4 ст. 61.11 Федерального закона о несостоятельности.С учетом неразрешенного вопроса о привлечении соответчиков в рамках настоящего спора можно предположить, что судом будет предметно исследована воля юридического лица и воля отдельных юристов. Будет ли проведена черта между личной ответственностью и ответственностью юридической компании?

На данный момент это неизвестно, но с высокой долей вероятности можно сказать, что с учетом совокупного размера кредиторской задолженности обжалование судебного акта дойдет до Верховного суда РФ.

Обращаясь к действующей практике, можно сделать вывод, что судам на сегодняшний день недостаточно таких доказательств контроля над обществом, как представление интересов общества в переговорах по заключению мирового соглашения, нарушающего права и интересы кредиторов, поведение стороны при рассмотрении заявления «дружественных кредиторов» при включении в реестр.Таким образом, вопрос о признании лица контролирующим будет разрешен путем определения факта незаконной выгоды в результате недобросовестных действий.Однако уже сейчас суды готовы признавать договоры по оказанию юридических услуг недействительными с ссылками на ГК РФ с обоснованием того, что оплата работы юристов использовалась как схема вывода активов, была проведена без встречного исполнения, причинила ущерб имущественным интересам кредиторов, являлась мнимой сделкой, заключенной в нарушение требований законодательства.Следовательно, ответственность консультантов может быть установлена как в обособленном споре о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, так и в рамках признания сделки недействительной.Можно предположить, что позицию Верховного суда РФ о привлечении юристов к субсидиарной ответственности нам только предстоит услышать, но для установления ответственности все-таки необходимо доказать факт имущественной или иной выгоды привлекаемого к субсидиарной ответственности лица в результате недобросовестных действий органов управления общества.Безусловно, пока отсутствует судебный акт, разрешающий вопрос по существу, делать какие-либо выводы о наличии или отсутствии вины юридической компании и иных лиц в рамках привлечения к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве должника не представляется возможным. Но если в отношении одной из крупнейших юридических компаний инициирован подобный спор, свидетельствует ли это о назревающем тренде?Можно предположить, что число подобных споров в скором времени будет увеличиваться, так как многие компании на рынке стремятся оказывать комплекс услуг, чтобы выдержать жесткую конкуренцию.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+