Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Военное право - Воинская часть морской пехоты в чечне 2000 год

Воинская часть морской пехоты в чечне 2000 год

Морская пехота в Грозном


Рождественский подарок Несмотря на то, что нас ориентировали на возможную отправку в Чечню, в глубине души многие надеялись, что этого не случится. Очень уж далек Кольский полуостров от места предполагаемой выброски.

Кроме того, на Северном флоте, и в том числе на базе «Спутник» (база дислокации бригады морской пехоты СФ), были твердо убеждены: морскую пехоту некорректно использовать на неморском направлении.

Однако все оказалось иначе. 7 января, в день Рождества Христова, когда мы уже сидели за праздничными столами, нас подняли по тревоге. Командование объяснило поставленную задачу.

Дальше время пошло на часы и минуты. Отдав распоряжения личному составу, я рванул домой собрать веши.

Чтобы успокоить жену – бросил в сумку самоучитель по английскому. На душе скребли кошки. Перелет до Моздока, бросок в аэропорт Северный 13 января 1995 года, и вот морская пехота Северного флота вошла в Грозный.

В сводном батальоне МП СФ, который прибыл в Чечню, не оказалось штатного разведывательного подразделения, и моя парашютно-десантная рота, как одна из подготовленных, стала выполнять его функции.

Это означало находиться на переднем крае, иногда на рубеже, контролируемом боевиками. С первых же дней нам пришлось расстаться со своим «фирменным» знаком отличия – черными беретами с «крабами». Именно по ним снайперы боевиков, для которых мы стали первоочередной мишенью, выделяли нас среди других подразделений федеральных войск.
Именно по ним снайперы боевиков, для которых мы стали первоочередной мишенью, выделяли нас среди других подразделений федеральных войск. Рота получила 5 винтовок ВСС «Винторез», оснащенных ночными прицелами, причем на одной стоял лазерный целеуказатель.

Для ведения ночной разведки выдали несколько биноклей БН-2.

Станцию ближней разведки СБР-3 мы практически не использовали, так как в городских условиях она оказалась беспомощной. Согласно плану командования наш отдельный десантно-штурмовой батальон отдельной бригады морской пехоты Северного Флота после перехода через реку Сунжу должен был войти в южные жилые кварталы Грозного.

По косвенным признакам становилось понятно направление главного удара – площадь Минутка.

Как сообщала разведка, она являла довольно мощный укрепленный район: помимо вырытых окопов, заминированных проходов каждый дом представлял собой огневую точку – дот. Выйдя в намеченный район сосредоточения, к обувной фабрике, мы выставили наблюдательный пост (НП) и организовали круглосуточное наблюдение за площадью и прилегающими кварталами. Часть жилого массива, в основном частный сектор, еще не взяли под контроль федеральные войска, и оттуда в любой момент могли подойти отряды боевиков.

Как правило, просачиваясь через сады и огороды, духи накапливались в разрушенных домах, откуда по ночам обстреливали наши позиции. Однажды, прибыв в расположение НП, я увидел труп солдата-мотострелка из роты, которая находилась в одном здании с постом. Как объяснили бойцы, ночью он вылез из здания на разделявшую нас с противником дорогу и выстрелил из гранатомета.

В темноте разобраться трудно – солдаты из его же роты приняли парня за духа и открыли по нему огонь. Подготовка к штурму План штурма Минутки разрабатывался в объединенном штабе, куда входили представители различных частей и соединений, в том числе и нашего отдельного батальона.

Предполагалось, что совместно с ротой морпехов на этом направлении будет действовать 276-й уральский мсп (действия Уральского 276-го мсп в этот период освещены в статье ). С его командованием и бойцами мы очень сблизились.

276-й мсп раньше нас вошел в город и уже имел боевой опыт, которым охотно делился. Можно сказать, что именно его пехота познакомила нас с азами работы в условиях города. Ведь, как любое другое подразделение морской пехоты нас готовили к высадке на побережье и захвату плацдармов.

Командование батальона МП и командиры подразделений выехали в расположение 276-го мсп, чтобы обсудить вопросы обеспечения предстоящего боя, в частности организацию подсветки рубежей противника. Так как действовать предстояло ночью, то командование полка предложило перед началом штурма усилить освещение района площади соответствующими снарядами и минами.

Я возразил, что внезапное усиление подсветки вызовет беспокойство у противника и лишит нас фактора внезапности.

Целесообразнее изменить световой режим уже сейчас и поддерживать его, чтобы приучить противника к нему.

Предложение одобрили. В состав моей роты на усиление прибыли две группы специального назначения ГРУ (СпН ГРУ) из г. Асбест. Командир одной из них помог освоить неизвестные нам ранее «Винторезы».

К слову сказать, наряду с положительными качествами, (бесшумность, легкость, компактность и хорошая пробивная способность пули СП-5 (СП-6) эта винтовка имеет недостатки.

Один из самых серьезных – капризность. После отстрела двух, максимум, трех магазинов ВСС часто заедала, поэтому бойцы роты использовали ее как дополнительное огневое средство. Доверием в бою пользовались АКС-74 и СВД.

Что же касается АКС-74У, то их короткие стволы при интенсивной стрельбе быстро грелись. Это приводило к повышению рассеивания пуль.

Ручные пулеметы РПКС-74, имеющие равную с АКС-74 огневую мощь, более громоздки, что при штурме зданий серьёзная помеха, поэтому мы были вынуждены сдать их на склад. (См. также ) Ожидание штурма тяготило всех.

Однажды ночью с НП сообщили, что здание, в котором он располагался, подверглось обстрелу.

Причем огонь вели с позиций танков федеральных войск, находившихся за нашими. Видимо, у ребят начали сдавать нервы, и они открыли беспорядочную стрельбу. Пост морпехов был мгновенно выведен в безопасное место, но мотострелковая рота вступила с танкистами в самый настоящий бой.

Озлобление у пехоты, похоже, достигло того пика, когда уже все равно, кого поливать свинцом и крыть матом. Найти место расположения танков не составляло большого труда, так как выстрелы слышались буквально в ста метрах от здания общежития, в котором находилась моя рота.

Я рванулся туда. Подбегаю к ближайшей машине и что есть сил стучу прикладом по башне. При этом прячусь за его броней, так как стрельба со стороны засевших на обувной фабрике мотострелков не прекращается.

Через несколько секунд открылся люк, и из него показалась голова танкиста.

Стараясь перекрыть звуки стрельбы, ору: «Впереди наши, прекрати огонь!» Парень напряженно пытается понять меня, однако слова тонут в грохоте башенных орудий. Но, видимо, гневное выражение моего лица оказалось убедительнее, чем выкрикиваемые слова. Не дослушав, танкист исчез в люке, и через некоторое время орудия танков замолкли.

Тишина, установившаяся над позициями, как вздох облегчения.

За день перед штурмом для постановки боевой задачи нас вызвали в штаб. Не разобравшись, где находятся наши, а где соседние подразделения, генерал бестолково водил карандашом по карте, указывая, по какому маршруту выдвигаться и как лучше пройти на рубеж атаки. Затем, видимо, окончательно запутавшись, он перешел на постановку ближайшей и последующей задач подразделениям морской пехоты.

Я с трудом сдерживаю себя и, чтобы хоть как-то успокоиться, по советам психологов незаметно засовываю руку в карман и делаю из пальцев фигу. По общему замыслу: моя рота, разделенная на четыре штурмовые группы и усиленная двумя группами СпН ГРУ, выдвигается первой.

Занимая жилые кварталы, она должна обеспечить до подхода основных сил плацдарм. Вторая десантно-штурмовая рота блокирует занятые нами объекты до железнодорожного вокзала.

Ближайшая задача моей роты – железнодорожный вокзал.

Обеспечение прикрытия и блокирование района возлагается на 2-ю дшр. После захвата вокзала подразделениями морской пехоты 276-й мсп блокирует северную часть железнодорожного моста с левого фланга.

Через блокпосты 2-й дшр к вокзалу должна подойти 3-я дшр. По общему замыслу: в ходе выполнения боевой задачи моя рота должна выдвинуться на Минутку и захватить на ней пять многоэтажек.

Одновременно с этим обеспечение выдвижения и блокирование захваченных зданий от вокзала должна осуществить 3-я дшр. После захвата последнего многоэтажного дома моя рота блокирует его своими силами.

Подытожив сказанное, генерал отметил:

«Задача очень большая, и, по всей видимости, вся сегодняшняя операция ограничится лишь захватом вокзала»

.

* 2-й дшр досталась незавидная судьба. Она вошла в город 14 января и сразу была брошена на прорыв в центр города. Десантники добрались до здания Совмина.

По словам очевидцев, там был настоящий ад. За четыре дня рота потеряла убитыми и ранеными половину личного состава.

Основные силы федеральных войск так и не смогли пробиться к зданию, поэтому бои ей пришлось вести в условиях почти полного окружения. Не было возможности оперативно эвакуировать раненых. Не хватало воды, продуктов, медикаментов.

Их переправляли в осажденное здание только ночью. После того как боевики были выбиты из здания Совмина и приле­гающей к нему территории, 2-ю дшр отвели на кратковременный отдых. Ее личный состав ко времени выдвижения на Минутку доукомплектовали за счет прибывшей из бригады роты резерва.

Выйдя из штаба, я зашел к четверым бойцам из моей роты, ранее выделенным для обеспечения работы штаба, и отдал распоряжение: «Убыть в роту для подготовки к операции». Правду говорят, что глаза – зеркало души. Нет, в их глазах не было страха, а только безысходность, такая, какая бывает у людей, судьба которых от них уже не зависит, У меня самого на душе было почти также муторно.

Махнул рукой: «Ладно, оставайтесь».

Про себя же подумал: «Пусть судьба будет к ним благосклоннее». Конечно, это не основной аргумент, почему я оставил парней при штабе. Главная причина моего решения заключалась в том, что воевать в городе лучше небольшими группами.

Наличие в роте трех офицеров (включая меня) и прапорщика позволяло добиться хорошего управления всеми четырьмя штурмовыми группами по 12–14 человек в каждой. Использование большего количества людей – нецелесообразно. Этим четверым бойцам сам Господин случай дал шанс выжить.

Меня беспокоило, что практически на всем пути предстоящего выдвижения мы подвергались опасности быть окруженными. В штабе я говорил об этом, для убедительности пытался подтвердить слова данными оперативной обстановки, нанесенными на карту.

Но мои замечания во внимание не приняли.

Карта же со всей очевидностью свидетельствовала: батальон втягивался в мешок, который боевики могли затянуть в любое время. А что боевики умело использовали тактику окружения, ни для кого уже не было секретом.

Впоследствии я все же принял меры, чтобы обезопасить себя от возможности такого исхода. «Группы, вперед!» Холодная январская ночь в пылающем городе заставляет выбивать зубами дробь. Прибыв в пункт сбора, я получил последние уточнения боевой задачи. Еще раз с командирами групп проверил вооружение и снаряжение бойцов.

Еще раз с командирами групп проверил вооружение и снаряжение бойцов.

Особую гордость мои ребята испытывают от того, что в очередной раз идут первыми, а это на войне в особом почете. Возбуждение, достигнув своего апогея, переходит в азарт и подавляет страх.

И вот наконец долгожданная команда: «Группы, вперед!» Первыми в моей роте идут две группы спецназа, следом – четыре штурмовые морпехов. На небольшом удалении мелькают тени морпехов из блокирующей 2-й дшр.

Выдвигаемся к площади рывками. Бойцы СпН ГРУ прошли 60 метров.

По команде тихо подтягиваются штурмовые группы. Артиллерийская стрельба прекратилась.

Не знаю почему, но это обстоятельство насторожило. На войне порой начинаешь интуитивно чувствовать опасность.

Не доходя до шоссе, по связи попросил артиллеристов открыть беспокоящий огонь по площади, до которой было еще метров 700. Честно говоря, через пару минут я об этом очень сильно пожалел.

Лупили они с «ювелирной точностью»: снаряды ложились на расстоянии 30–50 метров от направляющих групп!

Пришлось срочно потребовать прекратить стрельбу. Мне в ответ: «Нет команды сверху».

Вновь и вновь отчаянно взываю к артиллеристам прекратить огонь. Лишь через две минуты выстрелы смолкли. По возвращении на базу я крепко «побеседовал» с начальником артиллерии.

Он проговорился, что во время штурма по нас столь рьяно и упорно вел стрельбу один из дивизионов объединенной группировки, личный состав которого находился в тот момент в изрядном подпитии.

Как выяснилось, артиллеристы, услышав стрельбу, решили самостоятельно поддержать огнем штурмующих Минутку.

Не внеся в свои расчеты корректировок и вообще не имея никаких данных об обстановке, они сработали по принципу: «Хотели, как лучше…». Зло выматерившись на родную артиллерию, мы продолжили выдвижение к площади. Стремительно пересекли шоссе. Место для перехода оказалось очень неудачным. Во-первых, высокая насыпь не позволяла при необходимости поддержать огнем ушедшие вперед штурмовые группы.
Во-первых, высокая насыпь не позволяла при необходимости поддержать огнем ушедшие вперед штурмовые группы.

Во-вторых, как и все шоссе, оно прекрасно простреливалось и со стороны частного сектора, и со стороны Минутки.

В качестве прикрытия за насыпью оставил четвертую штурмовую группу. Ее основная задача: блокировать со стороны частного сектора место пересечения дороги, не допустить его захват боевиками. В противном случае они получали возможность зайти к нам в тыл и окружить.

Конечно, пришлось допустить некоторое нарушение в плане операции, но я был вынужден это сделать. Пройдя метров триста, по той же причине пришлось оставить еще одну группу прикрытия. Только теперь я был полностью уверен в надежности нашего тыла.

Надеяться только на себя Постепенно добрались до вокзала – он оказался пуст. Осмотрев прилегающие здания, вторая рота блокировала его.

Из окон вокзала Минутка с комплексом многоэтажек перед ним была как на ладони.

Организовали круговое наблюдение с применением ночных биноклей БН-2. Практически сразу обнаружили мерцание в некоторых окнах домов – свидетельство того, что мы здесь не одни (БН-2 работает в активном режиме ультрафиолетового излучения, вследствие чего любая оптическая система, попадающая в поле зрения бинокля, высвечивается ярким зеленым светом.). Неожиданно чуть позади наших позиций темнота разорвалась всполохами огней.

Ночь наполнилась грохотом стрельбы. Ахнул выстрел из гранатомета. На атакованный фланг пришлось немедленно послать группу для его усиления.

Оставшиеся продолжали следить за площадью. Напряжение нарастало. Внезапно стрельба смолкла. Некоторое время спустя вернулись спецназовцы, посланные в подкрепление.

Они рассказали: обстрел был произведен, по всей видимости, немногочисленным патрулем духов.

Отчетливо слышались крики «Аллах акбар», которые после ответного огневого удара с наших позиций прекратились.

В здание вокзала внесли двух раненых.

У одного из них автоматной очередью была прострелена грудь. Входные и выходные отверстия от пули указывали на калибр 7,62 мм – дыры такие, что, казалось, в них свободно мог войти палец.

Крови практически не было. Жаль беднягу! Трудно пересказать, что испытываешь, когда находишься рядом с человеком, который продолжает хвататься за ускользающую жизнь, а ты ничем не можешь ему помочь. С эвакуацией тяжелораненого медлили.

Командиры запросили базу о помощи и ждали прибытия техники, но когда вокруг кишат боевики, надеяться на нее – равносильно детской наивности.

В сложившейся обстановке организовывать эвакуацию следовало самим и как можно быстрее. Не знаю, что стало с тем парнем, но если он не выжил, то вина за это лежит только на «ожидающих» начальниках. Ближайшую задачу рота выполнила полностью и с минимальными потерями.

Это радовало. После всего пережитого на Минутку, честно говоря, желания идти не возникало.

В душе теплилась надежда, что на сегодня операция ограничится взятием вокзала. Но сбыться ей оказалось не суждено.

Генерал приказал нашим группам выдвинуться на площадь и занять пять многоэтажек, определенных как последующая задача роте.

К такому повороту дел мы были не готовы. Видимость той легкости, с которой мы овладели вокзалом, опьянила командование.

Нас погнали вперед, совершенно не заботясь о последствиях. Мало того, что генерал сам противоречил ранее поставленной им же боевой задаче – сейчас он ставил новую боевую задачу роте.

Достаточный опыт и авторитет как у себя в подразделении, так и в батальоне позволяли мне в критические минуты принимать самостоятельные решения. Правда, порой эти решения, в основе которых лежал принцип целесообразности и холодного расчета, не всегда совпадали с мнением начальников.

Так я решил поступить и на этот раз. Для начала попробовал тактично обосновать генералу всю нелепость и авантюрность его замысла. При первоначальной постановке задачи выдвижение на Минутку ставилось в прямую зависимость от блокирования 276-м мсп северной части железнодорожного моста и подхода к вокзалу 3-й дшр, которая и должна была обеспечивать выдвижение на площадь.

При первоначальной постановке задачи выдвижение на Минутку ставилось в прямую зависимость от блокирования 276-м мсп северной части железнодорожного моста и подхода к вокзалу 3-й дшр, которая и должна была обеспечивать выдвижение на площадь. Мост не блокирован, 3-я дшр еще не подошла. Отсутствовали две штурмовые группы.

Рекомендуем прочесть:  Пониженное питание армия

На правом фланге – боевики. В качестве необходимого условия для выдвижения на Минутку я назвал подход 3-й дшр и 276-го мсп, но начальник оказался неумолим. Постепенно он начал закипать от ярости.

С одной стороны, я его понимал – ведь рядом находятся генералы, которые рапортуют о своих успехах. Напротив их фамилий командир объединенного штаба ставит «плюсы» или «минусы», отмечая таким образом достижения. Но, с другой стороны, я категорически отказывался его понимать.

Мое негодование по поводу его безразличия к жизни людей росло.

Через пять минут перепалки эмоции хлынули через край. Я был взбешен, рвал и метал, но сам сделать ничего не мог и решил подключить наиболее авторитетного офицера нашей части. Связавшись с ним по радиостанции, вкратце изложил суть проблемы.

Все, что раньше я сказал генералу, офицер батальона повторил ему в точности, но результат остался прежним.

Видя, что генералу на нас наплевать, мне пришлось пойти на крайние меры. Я приказал радисту доложить в штаб:

«У нас садятся батареи питания на радиостанции, связь временно прекращаем»

.

Убежденность в том, что делаю свое дело правильно, вернула мне хладнокровие и душевное равновесие. Заметил, что командиры приданных групп СпН ГРУ с удивлением и одновременно с уважением наблюдают за происходящими радиодебатами, – это был тот очень важный момент, когда становится понятно: люди пойдут с тобой в одной связке до конца.

Дождались 3-й дшр. Подразделение 276-го мсп в очередной раз приятно поразило своими спокойными, уверенными действиями при блокировании моста.

В полку, прошедшем горнило начала чеченской кампании, уже давно отошли от принципа рвачества. Им все равно, что подумает о них начальство.

С командирами мотострелковых подразделений на месте уточняем задачу и порядок ее выполнения.

И только подготовив все к выдвижению, приказываю радисту выйти на связь и доложить в штаб.

Группы передвигаются по тропе между насыпью шоссе и домами частного сектора. Шоссе уже под контролем блокпостов 276-го мсп и 3-й дшр, расположившейся в южной части моста.

Это обеспечивает нам прикрытие левого фланга. Приближаемся к бывшему зданию милиции – первому объекту на площади. Чтобы сократить расстояние между штурмовыми группами и группами СпН ГРУ, приказываю замедлить темп продвижения.

Понимаю: такая приостановка может оказаться губительной.

Однако выбора нет. Сократив расстояние между наступающими группами, в случае огневого соприкосновения я обеспечиваю прикрытие в первые секунды боя.

В свою очередь, сильное огневое прикрытие дает возможность первым группам броском приблизиться к зданию и войти в него.

В противном случае, утратив преимущество внезапности, больших потерь не избежать.

Захват Группы собрались на рубеже атаки, и начался захват.

Работаем слаженно и быстро. Группы СпН ГРУ ворвались в здание, за ними – остальные. В доме неожиданная тишина. Осмотрели верхние этажи. В подвалы решили не соваться – ограничились установкой растяжек в проходах.

Немного отдышавшись и согласовав действия с командирами групп, приступили к захвату следующего объекта.

Схема работы штурмовых групп оставалась прежней. Однако теперь мы находились в более выгодном положении. Огневое прикрытие блокирующие группы 3-й дшр обеспечивали из окон и дверных проемов захваченного ранее здания. С его верхних этажей отлично простреливались все ярусы следующего дома, который располагался углом и был намного больше.
С его верхних этажей отлично простреливались все ярусы следующего дома, который располагался углом и был намного больше.

Он также оказался «чистым». Оставались еще три многоэтажки. Пока 3-я дшр блокировала захваченные нами объекты, я собрал роту в одной из комнат.

Бойцы были сильно измотаны – сказывалось нервное и физическое напряжение. В процессе постановки задачи произошел конфликт. Командир приданной роты СпН ГРУ, который шел с одной из своих групп, внезапно отказался идти вперед.

По его словам, задачу им ставил их непосредственный начальник перед убытием на площадь, и они ее выполнили.

Исходя из этого, командир подразделения спецназа решил дождаться утра и вернуться на базу. Как быть, если приданная группа отказывается идти с тобой вперед?

Я не стал настаивать. Мое подразделение и раньше выполняло такие задачи самостоятельно. Ведь опыт мы приобрели в ожесточенных боях, когда с потерями приходилось «прорубаться» к президентскому дворцу.

Чтобы не усугублять конфликт, я взял своих бойцов и, перейдя в правое крыло здания, приступил к уточнению задач. В душе теплилась надежда на то, что ребята из СпН одумаются и изменят решение. Так и случилось. Через некоторое время ко мне подошел командир группы В.

и сказал, что все остается в силе, – они с нами. Я вышел на улицу. Немного постоял, осмысливая увиденное.

Затем распределил своих бойцов по подъездам дома, проверил связь, уточнил задачи.

Зашел в одну из квартир, которую к этому времени подобрали для отдыха. Определил порядок дежурства на радиостанции и от усталости свалился спать. В последние мгновения перед отключением сознания я был счастлив от того, что все получилось здорово.

P.S. После этой операции мою фамилию по распоряжению генерала вычеркнули из списка на досрочное присвоение звания.

В то время это было неважно, так как на первом месте стоял вопрос жизни и смерти. Главным была безграничная вера в меня моих бойцов и всех тех, кто со мной воевал.

Никогда в жизни я не чувствовал себя так уверенно, достойно и спокойно, как на войне. Будь она проклята! Поделиться в социальных сетях:

Морская пехота Российской Федерации

В период с конца 1991 по сер.

1994 морская пехота России находилась в состоянии забытья и очнулась только в связи с первой чеченской войной 1994-96 гг.

В этот период её состояние можно охарактеризовать как «тихо умирающий». Офицеры увольнялись, а новых приходило крайне недостаточно; призывного контингента поступало всё меньше и меньше и уже безо всякого подобающего отбора; выполнение всех имевшихся планов по её развитию, принятых в 1989 году были остановлено.

Первой, видимо, «умерла» отдельная часть на Каспии, однако, в 1994 г. там был вновь сформирован 332-й отдельный батальон МП в Астрахани. Расформированию в 1992-93 подверглась и 175-я отдельная бригада МП Северного флота.

Остальные соединения бедно доживали свои дни. Но грянула война и удачные действия морских пехотинцев в Чечне снова привлекли к ней внимание.Морские пехотинцы перебрасывались в Чечню самолетами, имея при себе лишь легкое переносное вооружение. Боевая техника (БТР, танки, артиллерия) доставлялась эшелонами через 10-15 дней.

Командовал морской пехотой генерал-майор А. Отраковский. С января по март 1995 в Чечне воюют: 876-й одшб 61-й обрмп СФ, 879-й одшб 336-й гв. обрмп БФ и 165-й пмп 55-й дмп ТОФ.

9 января 1995 г. подразделения морской пехоты КБФ и СФ вошли в Грозный.

Морским пехотинцам пришлось действовать штурмовыми группами и отрядами, которые последовательно овладевали зданиями и кварталами, порой не имея соседей справа и слева, а то и вовсе изолированно.

Особенно эффективно и грамотно воевали в городе бойцы 876-го одшб СФ.

На направлении их действий находились серьезные пункты сопротивления боевиков: здание Совмина, Главпочтамт, Кукольный театр, многие высотные дома. Бойцы 2-й десантно-штурмовой роты (дшр) батальона штурмовали Совмин.

Бойцы 3-й дшр батальона вели бой за здание девятиэтажного дома, занимавшего господствующее положение и превращенного боевиками в мощный опорный пункт, закрывающий выход к одному из основных узлов сопротивления-зданию Главпочтамта. 14 января здание Совмина, высотный дом и Главпочтамт были заняты морскими пехотинцами.

15 января штурмовые группы 3-й роты захватили Кукольный театр.

Но самое сложное было впереди.

Федеральные войска постепенно продвигались в направлении центра Грозного — к президентскому дворцу, зданиям Совмина и гостиницы «Кавказ».

Обороняли здания, находящиеся в центре города, элитные отряды боевиков, в частности так называемый «Абхазский батальон» Ш. Басаева. В ночь на 17 января 3-я дшр выдвигаться в направлении Совмина На улице Комсомольская передовые группы роты попали в засаду 6oeвиков. Одну из групп морских пехотинцев бандиты попытались окружить.

Сержант В. Молчанов приказал своим товарищам отходить, а сам остался их прикрывать.

Перегруппировавшиеся морские пехотинцы отбросили боевиков. Вокруг позиции, где с пулеметом остался Молчанов, было17 уничтожен бандитов. Сам сержант погиб. 19 января морские пехотинцы во взаимодействии с разведчиками 68-rо отдельного разведывательного батальона (орб) и мотострелками 276-го мсп захватили президентский дворец.

Группой балтийцев во главе с замести-телем командира батальона гв.

майором А. Плющаковым над дворцом были водружены Военно-морской и Российский государственные флаги. Затем, уже после падения Грозного, в Чечне был сформирован 105-й сводный полк морской пехоты на базе 1-го батальона 106-го полка 55-й дивизии МП, по отдельному батальону МП с Балтийского (877 обмп) и Северного флотов, инженерно-сапёрного подразделения из ОМИБ (отдельный морской инженерный батальон) БФ, который еще два месяца, до 26 июня 1995 года, уничтожал боевиков в Веденском, Шалинском и Шатойском районах Чечни.

В ходе боев было освобождено от боевиков более 40 населенных пунктов, уничтожено и захвачено большое количество тяжелого вооружения и военной техники. Но и здесь, к сожалению, не обошлось без потерь, хоть они и были намного меньшими. Всего же за время боев 1995 года на территории Чечни погибли 178 морских пехотинцев и 558 получили ранения различной тяжести.

16 человек получили звание Героя России (шестеро – посмертно). В 1994 на базе расформировываемой 77-й гв. дбо была попытка сформировать новую 163-ю отд.

бригаду МП. Однако, бригада развёрнута так и не была и, по сути, походила на БВХТ. В 1996 она была расформирована.

В 1995-96 810-я бригада МП Черноморского флота была переформирована в 810-й отдельный полк МП, при этом, из её состава были выделены 382-й отдельный батальон МП и отдельный танковый батальон.

Оба выделенных батальона были передислоцированы в п. Темрюк (побережье Азовского моря, Краснодарский край России). Следует заметить, что в период 1990-91 гг.

эта бригада не имела вообще танкового батальона, а вновь воссозданный (первоначально на танках Т-64А/Б) дислоцировался в п. Темрюк изначально. Во многом высокой слаженности и боевой выучки морпехов их командованию удалось достичь за счет перехода в первой половине 1990-х годов на новую оргштатную структуру, которая подразумевала: каждая рота, каждый батальон, в отличие от сухопутных, должен уметь выполнять задачи самостоятельно, в отрыве от основных сил, что обусловлено самим предназначением и характером действий морской пехоты.

К примеру, батальонам морской пехоты были приданы на постоянной основе артиллерия, минометный взвод, подразделение связи, что в конечном итоге сделало из типового батальона морской пехоты этакий «полк в миниатюре». Все это позволило использовать подразделения морской пехоты на Кавказе с высокой эффективностью.

Помогло «черным беретам» также и то, что подразделения морской пехоты в целом постоянно отрабатывали и продолжают отрабатывать на полигонах элементы ведения боя на различной местности и в различных условиях, благо опыт у морской пехоты накопился достаточный. И ведь действительно – заранее неизвестно, в каких условиях и на каком побережье придется высаживаться в составе десанта морским пехотинцам, где им придется вести бой, в каких условиях: в гористой местности, на равнине, в джунглях, в пустыне или в условиях населенных пунктов. Даже в России высадка морского десанта в условиях скалистой или горной местности возможна в нескольких районах – на Севере, Дальнем Востоке или на Черноморском побережье Кавказа.

То же можно сказать и о бое в городских условиях, поскольку даже опыт Великой Отечественной войны и войны в Корее показал: морская пехота может и должна высаживаться непосредственно в портовый город, захватывать плацдарм и удерживать до подхода основных сил десанта.

Интересно, что бывший начальник морской пехоты ВМФ РФ полковник Юрий Ермаков вспоминал: опытом российской морской пехоты по ведению боев в городских условиях в 1990-е годы активно интересовались морпехи Великобритании и США. Это было не случайно – впоследствии почерпнутые знания были применены британскими и американскими морпехами на практике в Югославии, Ираке и Афганистане. В период с 1996 по 1998 изменениям подвергся состав 55-й дивизии МП Тихоокеанского флота:

  1. 26-й танковый полк был переформирован в 84-й отдельный танковый батальон;
  2. 165-й полк МП стал дополнительно именоваться «казачьим»;
  3. расформирован 85-й полк МП, а вместо него в дивизию введён вновь сформированный 390-й отдельный полк МП с дислокацией в пос. Славянка, что юго-вост. Владивостока (видимо, первоначально, он был сформирован как отдельный и введён в состав 55 дмп позднее);
  4. 84-й артполк был переименован в 921-й, а 417-й зенитно-ракетный полк – в 923-й.

В 1999 году было принято решение о формировании новой бригады морской пехоты на Каспии с местом постоянной дислокации в г.

Каспийске (Дагестан). Для этого, в регион были переброшены специально сформированные подразделения с различных флотов, в т.ч. 414-й обмп (по др. данным – одшб) с Балтики.

Однако, начавшаяся Вторая Чеченская война помешала спокойному формированию соединения и оно было окончательно сформировано только к сер. 2000 г. В бригаду влились 414-й и 600-й батальоны МП.

Свой номер и почётные наименования, бригада получила в наследие от весьма заслуженной 77-й гв. мотострелковой дивизии и именуется как 77-я гвардейская Краснознамённая Московско-Черниговская орд. Ленина и Суворова отдельная бригада морской пехоты.

После вторжения экстремистов-ваххабитов на территорию Дагестана и начала контртеррористической операции усиленный 876-й одшб из состава 61-й бригады морской пехоты Северного флота в период с 10 по 20 сентября 1999 года вновь убыл на Северный Кавказ.

Батальон был переброшен на Кавказ в полном составе, со средствами усиления. 30 сентября после проведения боевого слаживания подразделений батальон выдвинулся маршем сначала в Хасавьюрт, а затем по маршруту с конечным пунктом назначения станица Аксай. Марш проходил в условиях практически постоянного огневого соприкосновения с противником, в батальоне появились первые убитые и раненые.

Но натиск морских пехотинцев не ослабевал, и в ноябре был взят один из основных оплотов боевиков – город Гудермес.

В ноябре 1999 г. морская пехота выполняла боевые задачи на равнинной части Чечни. В декабре подразделения морских пехотинцев были переброшены в горную часть республики — в район Ведено. Там была сформирована группировка морской пехоты под командованием генерал-майора А.

Отраковского. Основная тяжесть боевых операций в Веденском районе легла на 876-й одшб СФ под командованием подполковника А.

Белезко. Действия морских пехотинцев под населенными пунктами Харачой, Ведено, у перевала Хаарами и Андийских ворот, операция по овладению господствующими высотами над населенными пунктами Джаной-Ведено, Вышнее-Ведено, Октябрьский и Дарго заслужили наилучшие оценки командования ОГВ.

В ходе одной из операций в Веденском ущелье морские пехотинцы захватили в качестве трофея законсервированную боевую технику бандитов: БМД, БМП, танкТ-72, артиллерийскую установку на базе БТР, автомобиль ГАЗ-66, заполненный артиллерийскими снарядами. Наибольшие потери бригада понесла в ходе овладения высотой 1561,1 (гора Гизчены, по другим данным, гора Гюльчаны) в Веденском ущелье.

В конце декабря 1999 г. 1 -я пдр, 2-я дшр и минометная батарея 876-го одшб вышли к горе Гизчены, превращенной боевиками в хорошо укрепленный опорный пункт. Гора имела важное стратегическое значение для дальнейшего продвижения войск группировки к населенным пунктам Ведено, Дарго и Харачой. 1 -я пдр скрытно заняла позиции по одной стороне Веденского ущелья, растянувшись в линию.

1 -й и 2-й парашютно-десантные взводы (пдв) роты стояли практически напротив Гизчены. 3-й пдв роты под командованием ст. лейтенанта А. Абаджерова располагался на правом фланге, напротив высоты 1406, от которой его отделяло ущелье.

30 декабря подразделениям морских пехотинцев была поставлена задача — захватить высоту Гизчены.

Замысел операции был следующим: утром 31 декабря 1 -й и 2-й пдв наступают на высоту снизу вверх, выдавливая оттуда боевиков.

3-й пдв должен был по ущелью обойти Гизчены с тыла и устроить на пути вытесняемого противника огневую засаду.

При этом взводу Абаджерова предстояло вывести на высоту 1406 взвод лейтенанта Ю.

Курягина из состава 2-й дшр и разведгруппу черноморцев, которым нужно было занять позиции на этой высоте, чтобы обеспечить в предстоящей операции поддержку с правого фланга, не пропуская сюда боевиков. Взвод Абаджерова, выполняя эту задачу, тщательно проверил весь маршрут на наличие противника и успешно вывел взвод Курягина и разведгруппу (до 40 человек) на высоту 1406. В 08.30 31 декабря взвод Абаджерова (18 человек) приступил к выполнению своей основной задачи — выдвижению в тыл высоты Гизчены.

Когда морские пехотинцы начали спускаться на дно ущелья, напротив, на высоте 1406, послышалась ожесточенная стрельба и взрывы ручных гранат (позже было установлено, что утром 31 декабря боевики численностью до 200 человек произвели внезапное нападение на группу Курягина). Услышав звуки боя ст. лейтенант Абаджеров принял решение прекратить выполнение основной задачи и следовать на помощь лейтенанту Курягину. На дне ущелья взвод Абадже-рова натолкнулся на засаду боевиков, которую сбил с ходу, при этом захватив замаскированный схрон, где находилось снаряжение и боеприпасы.

На вершину высоты 1406, по форме напоминавшую цифру восемь, то есть как бы разделенную на две половины, взвод Абаджерова поднялся первым, опередив на несколько минут возвращающийся обратно отряд боевиков. Морские пехотинцы заняли позиции на левой по-ловине «восьмерки», на небольшой возвышенности, и встретили бандитов интенсивным огнем из стрелкового оружия и подствольных гранатометов.

Отряд боевиков, встретив неожиданное сопротивление, неся потери убитыми и ранеными, поспешно отступил, но с соседней горы Гизчены по взводу Абаджерова был открыт прицельный огонь из пулемета и снайперских винтовок, а отступившие боевики предприняли попытку обойти морских пехотинцев с флангов (высота 1406 пологая с трех сторон, только левая сторона почти отвесная).

Четыре часа взвод Абаджерова вел неравный бой с численно превосходящим противником. Поддержку морским пехотинцам оказывали вызванные по рации вертолеты и артиллерия (артиллерийским огнем было уничтожено до 30 боевиков). Когда на высоту 1406 подошло подкрепление, бандиты окончательно отступили.

В ходе боя 31 декабря 1999 г.

из группы Курягина погибло 12 человек, двоих тяжело ранило (один впоследствии скончался), остальные, находящиеся в охранении, уцелели, взвод Абаджерова потерь убитыми не имел. Гора Гизчены, где находился укрепленный пункт боевиков, была взята несколькими днями позже, в первых числах января 2000 г. Воспользовавшись сложными погодными условиями, 1-я пдр под командованием ст.

лейте нанта С. Лобанова внезапной атакой захватила важную стратегическую высоту, нанеся бандитам большой урон в живой силе и вооружении.

Затем были населенные пункты Ботлих, Аллерой, Анды и другие. Кроме североморцев в контртеррористической операции 1999–2000 годов на территории Чечни и Дагестана принимали участие разведрота 810-го опмп Черноморского флота и 414-й обмп Каспийской флотилии.

За время проведения операции 36 морских пехотинцев погибли и 119 получили ранения. Пяти «черным беретам» было присвоено звание Героя России, в том числе трем – посмертно. Причем четверо Героев и все трое получившие это звание посмертно являлись военнослужащими 61-й отдельной бригады морской пехоты Северного флота, а всего за две чеченские войны только морская пехота Северного флота потеряла убитыми и умершими на боевом посту одного генерала, семь младших офицеров, старшего прапорщика и 73 матроса и сержанта.

После того как созданная на Кавказе группировка сил морской пехоты выполнила свои задачи, подразделения поочередно стали выводиться из Чечни, группировка была расформирована.

Из морских пехотинцев там остался только каспийский батальон, но и он был выведен в конце сентября 2000 года.

Однако уже в апреле 2001 года по решению командования батальон каспийской бригады МП был направлен на блокирование границы между Дагестаном и Чечней, а с июня 2001 года по февраль 2003 года в горных районах Чечни и Дагестана на постоянной основе действовала батальонная тактическая группа созданной каспийской бригады морской пехоты, усиленная разведчиками-черноморцами.

И даже после вывода из республики основной массы войск, принимавших участие в последней контртеррористической операции, в течение еще полугода горные участки административной границы Чечни и Дагестана, а также государственной российско-грузинской границы прикрывала батальонная тактическая группа из состава самой молодой бригады МП ВМФ. Долгое время каспийцам приходилось действовать практически в полностью автономном режиме, в отрыве от основных сил и баз снабжения.

Но «черные береты» справились с возложенной на них задачей. Впоследствии количество морских пехотинцев, на постоянной основе действующих в Чеченской республике, было сокращено с батальона до роты, а затем «черные береты» полностью вернулись к месту постоянной дислокации. Динамика состава морской пехоты и соединений береговой обороны в период 1991-2000 года выглядит следующим образом: Наименование Дислокация Примечания.

Дополнения. Вооружение (на 01.01.2000) Морская пехота. 55 дмп ТОФ. р-н г. Владивосток.

Регалии: Мозырская Краснознамённая. На 2000 г. включала: 106, 165 и 390 пмп, 921 ап, 923 зрп, 84 отб, 263 орб, 1484 обс.

61 обрмп СОФ. п. Спутник (сев. Мурманска) Регалии: Киркенеская Краснознамённая.

Имеет в своём составе 876 одшб… Вооружение: 74 Т-80Б, 59 БТР-80, 12 2С1 «Гвоздика», 22 2С9 «Нона-С», 11 2С23 «Нона-СВК», 134 МТ-ЛБ и др. Лич. состава – 1270 ч. 163 обрмп СОФ. р-н Архангельска Сформирована в 1994 на базе 77 гв.

дбо и просуществовала менее двух лет – до 1996, когда была расформирована. 175 обрмп СОФ. п. Серебрянское или Туманный (Мурманская обл.) Расформирована в 1992-93 гг. или, по др. данным, скадрирована.

336 гв. обрмп БФ. г. Балтийск (Калининградская обл.) Почётное наименование и регалии – Белостокская орденов Суворова и Александра Невского. В составе имеется 879-й одшб, 877-й и 878-й обмп … Вооружение: 26 Т-72, 131 БТР-80, 24 2С1 «Гвоздика», 22 2С9 «Нона-С», 6 2Б16 «Нона-К», 59 МТ-ЛБ и др.

Лич. состава – 1157 ч. 810 опмп ЧФ. п. Казачье (р-н Севастополя) В своём составе имеет 882-й одшб.

Примерно в 1995-96 переформирована в опмп.

При этом выделила из своего состава 382-й обмп и отб.

Вооружение: 46 БТР-80, 52 БМП-2, 18 2С1 «Гвоздика», 6 2С9 «Нона-С», 28 МТ-ЛБ и др. Лич. состава – 1088 ч. 390 опмп пос. Славянка, Хасанский р-н Приморской обл.

Сформирован в 90-х гг. как отдельный, и вскоре введён в 55 дмп вместо 85 пмп. 414 одшб г. Каспийск Батальон создан на базе 336 гв. обрмп в 1999г. Вооружение: 30 БТР-70, 6 Д-30, 6 2Б16 «Нона-К» и др.

Лич. состава – 735 ч. 382 обмп пос.

Темрюк, Краснодарский край Выведен (фактически вновь сформирован) из 810-й обрмп при её переформировании в полк – 1995 г.

Вооружение: 61 БМП-2, 7 БТР-80, 6 МТ-ЛБ и др. Лич. состава – 229 ч. 332 обмп г.

Астрахань Сформирован в авг. 1994. В 1998 переименован в 600 обмп. 600 обмп КФл, г. Астрахань, потом – Каспийск.

Переименован из 332 обмп. Переведён в г. Каспийск (Дагестан) в 1999г. Вооружение: 25 БТР-70, 8 2Б16 «Нона-К» и др. Лич. состава – 677 ч. Береговая оборона 77 гв.

дбо СОФ, р-н г. Архангельск и Кемь Расформирована в 1994 г.

3 гв. дбо БФ, р-н г. Клайпеда и Тельшай Расформирована в 1993 г.

40 дбо ТОФ, пос. Шкотово (р-н Владивостока) Расформирована в 1994 г.

126 дбо ЧФ, р-н Симферополя и Евпатории. Расформирована в 1996 г. Её ВВТ поделены пополам между Россией и Украиной.

301 оабр ЧФ, г. Симферополь В составе ЧФ с 01.12.89. до 1994 г. Расформирована в 1994 г. 8 гв. оап БФ, г. Выборг Расформирована.

710 оап БФ, г. Калиниград Преобразована в БХВТ. 181 опулаб БФ, форт «Красная Горка» Расформирован.

1 обрбо БФ, Выборг Видимо они были созданы базе одной из мсд на Карельском перешейке и расформированной 77 гв.

дбо, соответственно. Просуществовали недолго. 52 опбо СОФ, р-н Архангельска нет свед.

205 ооб ПДСС БФ нет свед. 102 ооб ПДСС ЧФ нет свед. 313 ооб ПДСС СФ нет свед. В настоящее время, даже несмотря на реформирование и сокращение численности, морская пехота по-прежнему остается одной из важнейших составляющих российского Военно-морского флота. Организационно она входит в состав береговых войск ВМФ РФ, а непосредственное руководство ее деятельностью в мирное и военное время осуществляет начальник морской пехоты.

Части морской пехоты есть на всех флотах – по отдельной бригаде морской пехоты, на Каспийской флотилии (отдельные батальоны) и даже в Москве (подразделения сопровождения воинских грузов и охраны Главного штаба ВМФ), они подчиняются на местах начальникам управлений береговых войск Балтийского, Черноморского, Северного и Тихоокеанского флотов. Долгие годы недофинансирования и постоянного реформирования Вооруженных сил сказались и на морской пехоте.

Режутся буквально по живому штаты, не хватает профессионалов, в том числе и контрактников на матросских должностях, редеют ряды бронетехники и, что еще более угрожающе, снижаются численность и боевой потенциал десантных сил флота. К примеру, у российских морпехов сегодня фактически нет плавающей бронетехники, способной высаживаться на необорудованный берег в первом эшелоне морского десанта, на плав, обеспечивая подавление укрепленных точек и позиций огневых средств противника (в том числе – ведя точный огонь с воды).

Все, что у сегодня может «плавать» из боевой техники, это бронетранспортеры семейства БТР-80 и вооруженные пулеметными установками МТ-ЛБ (о вооруженных пулеметами плавающих транспортерах и упоминать, наверное, не стоит).

Весьма неплохая бронемашина, БМП-3 Ф, имеющая на вооружении не только стрелково-пушечное, но и ракетное вооружение, – 100-мм пушку и пусковую установку ПТУР, 30-мм автоматическую пушку и три пулемета, – до морской пехоты пока так и не дошла. Зато получила высокие отзывы от военных сухопутных войск ОАЭ. Прошедшая испытания в морской пехоте и принятая на вооружение 125-мм самоходная противотанковая пушка 2 С25 «Спрут-СД» также отсутствует в необходимых количествах.

По признанию командного состава российской морской пехоты, пока что достойной смены ушедшему в отставку плавающему танку ПТ-76, способному не просто высаживаться на плав, но и вести с воды огонь, так и не появилось.

Имеющиеся же танки семейства Т-72 можно, как известно, высаживать с десантных кораблей только на упор или в оборудованном порту – так же как и самоходные установки «Гвоздика» и «Нона-С» и «Нона-СВК», мобильные ЗРК и другую боевую технику. Некоторое время назад казалось, что выход найден – московское ОАО «Специальное машиностроение и металлургия» предложило вариант модернизации ПТ-76, в рамках которой предполагалось установить на машину новую башню с размещенным в ней комплексом вооружения с 57-мм автоматической пушкой (переделка корабельной артустановки АК-725 проведена нижегородским КБ «Буревестник»), новые автоматизированную СУО и двухплоскостной стабилизатор вооружения.

Комбинированный прицел, разработанный одним из белорусских оптико-механических предприятий, оснащался встроенным дальномером, а новый комплекс вооружения обеспечил бы модернизированному танку ПТ-76 Б трехкратное повышение по сравнению со своим предшественником огневой мощи. Так, например, при стрельбе бронебойно-трассирующим снарядом на дальности 1250 м пушка пробивает броню толщиной 100 мм.

Кроме того, с целью повышения подвижности нового танка на суше, специалистами КБ Волгоградского тракторного завода разработана программа модернизации его силовой установки: устанавливается более мощный дизельный двигатель УТД-23 и трансмиссия, использующаяся на БМД-3, а также новые гусеничные ленты с лучшими сцепными свойствами и большим ресурсом эксплуатации. Дополнительную возможность выживания модернизированной машины на поле боя призвана придать специальная система сканирования и обнаружения оптических устройств, которая аналогична приборам для обнаружения снайперов.

Правда, пока дальше предложений дело и здесь не пошло. Впрочем, если техника в последнее время худо-бедно все же пошла в морскую пехоту, то некоторые действия реформаторов в области реорганизации оргштатной структуры морской пехоты ВМФ РФ просто не поддаются никакой логике. Так, например, была расформирована 77-я отдельная гвардейская Московско-Черниговская ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова II степени бригада морской пехоты Каспийской флотилии, созданная в 1996 году на базе 600-го гвардейского и 414-го отдельных батальонов морской пехоты.

С 1 декабря 2008 года бригада прекратила свое существование, а ее личный состав, техника и матчасть за исключением двух батальонов морской пехоты с базами в Каспийске и Астрахани переданы во вновь образованную в составе Черноморского флота отдельную бригаду морской пехоты.

То, что на базе 810-го опмп в 2008 году воссоздана сокращенная ровно за 10 лет до того черноморская бригада морской пехоты (810 обрмп), не может не радовать, но разве разумно это было делать за счет уничтожения другого соединения, причем на таком важном направлении, как Каспий, где до сих пор России не удалось достичь взаимопонимания по вопросу разграничения влияния на море со своими соседями по региону?

Многие эксперты уже давно называют Каспий не иначе как «море раздора»… Аналогичная, не совсем позитивная, реорганизация была проведена и в отношении морской пехоты Тихоокеанского флота.

Мало того, что еще с десяток лет назад было принято решение, что находившейся на Дальнем Востоке 55-й дивизии морской пехоты совершенно не нужен отдельный танковый полк, так относительно недавно было принято решение и о сокращении самой дивизии – с 1 июня 2009 года она переформирована в 165-ю отдельную бригаду морской пехоты ТОФ.

Причем необходимо учитывать тот факт, что одной из преимущественных задач морпехов-тихоокеанцев был захват проливных зон с целью обеспечения выхода в открытый океан главных сил Тихоокеанского флота, которые за исключением тех кораблей и подводных лодок, что базируются на Камчатке и в некоторых других, «открытых» к океану районах побережья, в буквальном смысле заперты в Японском море. Впрочем, и на других флотах обстановка тоже не лучше – в российском Военно-морском флоте на сегодня осталось всего четыре бригады морской пехоты: уже упомянутая 165-я бригада, 336-я отдельная гвардейская Белостокская орденов Суворова и Нахимова бригада морской пехоты Балтийского флота, 61-я отдельная Киркенесская Краснознаменная бригада морской пехоты Северного флота и 810-я отдельная бригада морской пехоты Черноморского флота, а также несколько отдельных полков, батальонов и рот. И это – на весь флот, в задачу которого входит оборона с морских направлений огромного по протяженности побережья России и содействие сухопутным войскам в проведении операций на приморских ТВД.

Только недавно стали появляться обнадёживающие вести, позволяющие надеяться на восстановление былой мощи русской морской пехоты. Дальневосточное высшее военное командное училище имени К.К. Рокоссовского (ДВВКУ), которое готовит командиров морской пехоты, в 2013 году, впервые после многих лет, провело полноценный набор.

К обучению приступили более 300 курсантов, тогда как предыдущие наборы не выходили за рамки нескольких десятков. Одновременно, в 2013 г., 3-й полк морской пехоты снова переформирован в 40-ю бригаду.

В этом, ещё недавно сухопутном, соединении, стала проводиться десантная подготовка. В ближайшие годы флот получит десантные вертолётоносные корабли-доки «Владивосток» и «Севастополь». Ведётся разработка новой боевой машины для морской пехоты (шифр НИР «Платформа БММП»).

Такая машина действительно необходима, поскольку морская пехота уже давно испытывает потребность именно в боевой машине, имеющей хорошие мореходные качества. Разработанную специально для морских десантников БМП-3Ф получили не наши, а индонезийские моряки.

А наш флот, к сожалению, ожидает поступления новой амфибийной машины лишь «в долгосрочной перспективе». Это тем более странно, что главкому ВДВ всё же удалось добиться принятия на вооружение БМД-4М.

Но ведь проблема обновления парка техники и усиления огневой мощи морской пехоты стоит не менее остро. На днях начальник Береговых войск ВМФ (морская пехота всё ещё относится к ним, хотя из ДОВСЕ мы фактически уже вышли) генерал-майор Александр Колпаченко сообщил, что в 2014 году 61-й полк морской пехоты Северного флота — снова будет переформирован в бригаду. Хочется надеяться, что это только первые шаги на пути к восстановлению и развитию мощи морских десантных сил флота, способных бить врага на его территории.

Источники: 1. Морская пехота: состав и дислокация. 2. Три века русской морской пехоты.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+